Орел или жизнь

В мире идет скрытая борьба и охота за таинственными фигурками из серебристого металла. Две противоборствующие организации борются за обладание могущественным Орлом. Агенты, охотящиеся за ним находятся в опасности. Давнее противоборство двух стран ставит под угрозу будущее всей планеты. Декорации расставлены и актеры ждут выхода на сцену. Но кто режиссер этого представления? Кто дергает за ниточки? И главное, к чему это приведет?

orel

2 июля 1999 года, штат Мичиган
Сброшенный с поезда, рассыпающийся на ходу, он лежал под насыпью, нянча сломанную руку. Кажется, ему все-таки удалось оторваться. Но ненадолго. Фэбээровцы снова выйдут на его след. И тогда ему придется опять стать тем, кем он быть не хочет. Он (задранная к небу белая морда, желтоватый грязный мех, отвисшее брюхо, огромные зубы, от кормежки до кормежки) помотал головой. Нет, никогда. Но Виктории больше нет, никто ему не поможет. Фэбээровцы взяли ее. Или взяли серые. Но все, ее нет. Нет. Нет.
Он повторил это еще несколько раз, потом понял, что сидит и раскачивается в жутковатом трансе. Смерть… он бы почувствовал ее смерть, разве нет?
Нет, нет, нет. Не-не-нет.
Хьюго встал. Замотанная в грязную тряпку правая рука (лапа) отдалась болью. Ему нужен доктор. Как ни смешно, подойдет даже ветеринар. Он усмехнулся сквозь красные полосы боли, накатывающие на него. О, ветеринар было бы хорошо. Возможно, он единственный из пациентов, который смог бы сказать, что у него болит. Мечта. Пациент-мечта. С насыпи скатились несколько камушков. Хьюго вздрогнул и поднял голову. Нет, показалось.
Он опять помотал головой. Себе-то можешь признаться, Хьюго? Ему все время чудится, что на насыпи будет стоять Отто Кляйн. Ерунда. Даже фашистские ублюдки-вивисекторы не настолько всемогущи, чтобы перенестись сюда из Аризоны в мгновение ока. А когда Хьюго в последний раз говорил с ним по телефону («я убью тебя, Кляйн. Обещаю, я сделаю это») Кляйн был на той стороне, в подземной лаборатории. Номер был обычный аризонский, но дома, на который он был зарегистрирован, и хозяина дома не существовало. И проект 213 никогда не существовал. И он, Хьюго, не существовал, и никогда не убивал тех охранников.
И, главное, никогда не существовало Виктории Кард.
Хьюго вдруг понял, что плачет, сам того не замечая. Виктория.

Как бы Хьюго не пытался утешить себя, что ничего не было, жестокая реальность от этого не менялась. Виктория не была плодом его воображения, эта женщина занимала в его сердце гораздо больше места, чем нужно было бы сейчас. Она в ФБР, эти ублюдки во главе с Отто Кляйном забрали ее и только одному Богу известно, что они там с ней делают. Ее нужно вызволить, но для начала не помешало бы свои раны залатать. Гидра уже начала вылечивать поломанную руку, но это не такой уж и быстрый процесс. Необходимо принять человеческий облик, огромный белый медведь в Мичигане привлечет слишком много ненужного внимания. Левое плечо начало покалывать в том месте, где была вшита маленькая серебристая фигурка в виде кенгуру, позволяющая обращаться в различных животных.
Все это время лежавший перепачканный зверь с гримасой боли начал свое перевоплощение. Грязная шерсть клочками стала опадать на сухую землю и на ее месте оставалась голая черная кожа. Когти уменьшились в размерах и превратились в обыкновенные ногти, а огромные лапы — в руки. Меньше чем за полминуты на месте измученного белого медведя лежал человек, мужчина 28 лет, темноволосый и разноглазый, один его глаз был зеленый, другой — голубой. Переломанная левая рука безбожно ныла, по телу множились синяки. Но предметы были на своих местах — это успокаивает.
С трудом поднявшись, Хьюго огляделся. Недалеко проходила трасса, туда он и направился, надеясь на проезжающих мимо водителей. Солнце нещадно жгло поврежденную кожу пока нагой странник добирался до заветного асфальта. Он не испытывал стыда за свой вид, в нем были только усталость и злость.
Дойдя до места назначения, парень сел у обочины, хоть немного прикрывая обнаженные места. Ожидание было мучительным, сухость местного климата и отсутствие хоть каких-то признаков цивилизации изматывали его. Но удача улыбнулась ему, и вдалеке показались отблески какой-то небольшой машины. Хьюго не спешил радоваться, он долго пробыл под палящим солнцем и это мог быть мираж или просто игра света.
Все же фортуна действительно была на его стороне. Это оказался новенький Ford, за рулем которого сидел мужчина средних лет. Протянув здоровую руку, Хьюго пытался голосовать. Как ни странно, на его просьбу откликнулись. Водитель, несколько раз просигналив, остановился в паре метров от бедняги.
— Эй, парень! Ты в порядке? — вопрос дальнобойщика показался Хьюго ужасно глупым.
— Мне бы помощь не помешала, — ответил он.
— Забирайся! — интеллект водителя оставлял желать лучшего. Хьюго многозначительно посмотрел на него, и мужчина понял свою оплошность. Он помог бедняге залезть в машину и дал покрывало, которым были укрыты задние сидения. Сев за руль, они двинулись в дорогу.
— Как вас зовут? — обратился Хьюго к своему спасителю.
— Френк МакКейн, а тебя?
— Хьюго Беннет. Куда вы направляетесь, мистер МакКейн? — этот вопрос на данный момент волновал его больше всего.
— В Детройт. Эй, а что с твоей рукой? Я, конечно, не врач, но выглядит она неважно. И глаза у тебя какие-то странные, впервые такое вижу. Что с тобой произошло? — любопытный водитель, похоже, начал свой допрос.
— Вляпался в историю, рука сломана. Далеко до Детройта? — спросил Хьюго.
— Пара часов. Ты дотянешь? — МакКейн кивнул на сломаную руку.
— Бывало и хуже, — ответил Беннет.
Откинувшись назад на спинку сидения, Хьюго сам не заметил как уснул.
Ему снилась Виктория, с жадностью пожирающая потроха белого медведя…

Френк довез Хьюго до больницы, они пожали друг другу руки и водитель уехал по своим делам. Отек с руки спал, боль становилась все меньше, подтверждая, что регенерация почти завершена. Теперь нужно как-то найти Викторию. Для начала нужно попасть в Аризону. Кажется, он слышал что штаб Кляйна где-то в Финиксе. Пожалуй, стоит начать оттуда. Френк оказался добрым малым и одолжил Хьюго небольшую сумму денег. Их как раз хватит до Аризоны.

Он купил билет до Финикса, который отправлялся через час. Хвала небесам, дорога выдалась легкой и без происшествий. Привыкший к передрягам, Хьюго ожидал какой-нибудь западни, приготовленной для него в поезде до Финикса. Беннет уж думал, что никогда больше не сядет в поезд после того, что произошло. Когда Викторию схватили, охота на Хьюго началась полным ходом. Он пытался помочь ей, но не смог помочь даже себе. Ладно, нужно забыть, что было раньше и идти дальше. Ему нужен план. Обычно этим планом была импровизация, следование интуиции и, как ни смешно, животным инстинктам.
Сойдя с поезда в хорошем расположении духа Хьюго никак не подозревал, что на ногах он пробудет не так уж долго. Удар тока между лопаток накрыл Беннета электрической волной.

Очнулся он уже в камере. Грязные решетки и цепи на ногах и руках доходчиво объяснили ему, что он пленен. Только кто его пленил? По ту сторону клетки в темноте стоял человек.
— Здравствуй, мой старый друг, — сказала тень. Этот голос Хьюго узнал бы из тысячи. Голос Отто Кляйна, паршивого пса и отброса общества. На его руках столько крови, в его власти столько душ, что иногда казалось, будто сам Дьявол освободился для проведения своего суда.
— Ах ты мразь! — Хьюго не смог сдержать эмоции. — Где она?! Где?!
— А что ты можешь сделать? — тень разразилась леденящим смехом.
— Я могу убить тебя, — ответил пленник. Глаза собеседника недобро заблестели. Он что-то задумал.
— Убить меня? За что же? — невинным голоском спросил Кляйн.
— Ты уничтожил все, что было мне дорого, подонок, — Хьюго постепенно выходил из себя.
— Ах, да, точно! А еще Викторию! Нет, погоди-ка… Ты же сам ее убьешь! — злорадный смех прогремел в импровизированной тюрьме, Отто стремительно пробуждал в Хьюго гнев. — Знаешь, как стонала твоя сучка, когда я оставался с ней наедине?
Беннета захлестывало жгучее желание распотрошить негодяя. Молниеносным движением вскрыть грудную клетку и скормить ему собственное сердце. Ярость, бушующая в нем активировала действие кенгуру и перевоплощение прошло быстрее, чем обычно. Медведь был для Хьюго своеобразным символом, поэтому зачастую он прибегал именно к этому животному. Огромных размеров белый арктический зверь уже стоял возле решетки оглушительно рыча и брызгая слюной во врага. Разломав решетку он бросился на наблюдающего Кляйна, почему-то закрывшего глаза. В мгновение ока в руке Отто появилось что-то блестящее, резко вскинутая рука в сторону Беннета заставила огромное животное замереть в ужасающей позе. Парализованное тело Хьюго не двигалось, но сознание било во все возможные тревожные колокола.

Кляйн бросил пронзающий насквозь взгляд разных глаз в упор медведю. Медленно опустив руку, он разжал кулак и показал Хьюго маленького серебристого паучка, размерами очень похожий на его гидру и кенгуру.
— Как тебе, а? — Отто явно был горд фигуркой. — Уникальная вещица, я сам достал ее, — говорил он, ласково поглаживая паука. — Ты и Виктория доставили мне много проблем, а помнишь с чего все началось? Конечно, помнишь, я не сомневаюсь в этом. Зачем вы отправились на поиски орла, ну зачем? Кому сделали хуже, м? — Кляйна явно забавляло разговаривать с застывшим медведем.
Он ослабил действие паука и Хьюго смог говорить.
— Ты прекрасно знаешь кто отправил нас за орлом, — сказал Беннет.
— Знаю, и пусть это послужит им уроком. Ваш «Проект 213» увенчался успехом, только вот агентов они вернуть не смогли, какая жалость! Они должны понять, что нельзя мешать пророчествам. Великий Фюрер очнется и наступит Эра Четвертого Рейха. Любые помехи должны быть уничтожены, — распинался Кляйн.
— Это глупо, на земле наступит хаос! — попытки Хьюго вернуть хоть часть разума в Кляйна разбивались о бетонную стену его убеждений.
— Это не глупо. Это правильно, — Отто снова заткнул медведю пасть и заставил его идти за собой.

Темные коридоры с тусклым освещением провожали их до массивной железной двери. Войдя в огромное помещение, очень похожее на бункер, Хьюго увидел привязанную к стулу Викторию, ее голова была опущена на грудь, каштановые волосы спадали до пояса, она была без сознания. Вокруг находилась охрана.
— Знаешь ли ты, друг мой, где мы? — кажется, Кляйн давно не выговаривался. — Это наша база. Здесь спит Фюрер. Мы в Арктике! — рассмеялся Кляйн.
В Арктике?! Какого черта?! Значит, они его неслабо накачали, путешествие должно быть долгое.
Отто подвел Хьюго к Виктории и поставил его напротив девушки. Затем, пройдя к какому-то оборудованию с кнопками и рычагами. Там же лежало нечто, похожее на телефон. Проведя некоторые манипуляции, он взял трубку и, подождав, начал разговор.
— Добрый день, генерал. Узнали, да, — он рассмеялся. — Как поживаете, как проходит ваша охота на предметы? Вы в курсе, что два ваших агента попались в мои сети? — Кляйн посмеялся над своей, одному ему понятной, шуткой. — Я знаю, что они передали вам орла. И вы знаете, что я не остановлюсь, пока не заполучу его.
Телефонный разговор оборвался и Хьюго внезапно почувствовал давление паука, заставляющего его действовать не по своей воле.
— Пусть это послужит всем вам уроком, — услышал он из-за спины. — Разбудите девчонку! — приказал Кляйн охране.
Один из блондинов, охранявших Викторию, подсунув ей под нос ватку с нашатырным спиртом. Пленница очнулась, непонимающе смотря из стороны в сторону. Увидев перед собой белого медведя, она сначала обрадовалась. Но грусть в глазах Хьюго заставила ее сердце забиться чаще, страх накрыл с головой.
— Хочешь что-нибудь сказать ей? — излишняя сентиметальность Кляйна придавала этой картине некую драматичность. Он ослабил влияние и Хьюго смог заговорить.
— Прости… — все, что он сказал.
Отто сжал фигурку и медведя окутала паутина подчинения. Он медленно и с рычанием подходил к Виктории, пока не смог дотянуться до веревок, связывающих ее и не разорвать их на куски. Испуганная девушка вскочила и скорее отбежала, но отступать было некуда. Стремительным прыжком Хьюго настиг свою жертву, повалив на пол массивными лапами. Послышался хруст костей, Виктория пронзительно закричала. Кляйн получал неимоверное удовольствие, управляя медведем как кукловод, зловещая улыбка играла на его лице. Беспомощная Виктория лежала на полу, медведь приготовился к удару и занес огромную лапу. В одну секунду она обрушилась на незащищенный живот девушки, распоров его длинными когтями. Крики начали пропадать в потоке крови, рвущемся наружу изо рта и открытой раны. Разум и чувства Хьюго оборвались и перестали существовать. Его поглощала безысходность и ненависть к Кляйну, но он не мог ничего сделать, власть паука была сильнее его. Почувствовав борьбу внутри медведя, Отто заставил медведя опустить свою морду и лизнуть внутренности уже мертвой Виктории. Соленый вкус крови оказался на языке Хьюго. Медведь стал медленно отрывать куски от тела девушки и поедать, тщательно прожевывая. Игра забавляла Кляйна и смех разносился гулом по всему бункеру.
— Тебе понравилось? Наверное, вы еще не были с ней так близки, — расхохотался он, оставив Викторию в покое. — Я хочу передать генералу Свиридову маленький подарок от меня. Пусть это будет ему предупреждением.
С этими словами Отто в последний раз посмотрел в глаза Хьюго и сжал фигурку паука еще сильнее. Медведь с размаха ударил себя лапами в грудь, царапая и разрывая острыми когтями. На пол летели окровавленные куски кожи и мяса. Углубляясь все больше, медведь добрался до быстро бьющегося сердца и с силой вырвал его. Покачнувшись, туша зверя с зажатым в лапе органом с грохотом упала у ног Кляйна. Он обошел тела Виктории и Хьюго, будто бы хотел удостовериться в их смерти.
— Уберите здесь. Медведя не трогать, — приказал Отто. — У меня на него планы.

— Товарищ генерал, Вам посылка! — обратился к Свиридову лейтенант Ковалев. Стоящая позади него коробка сама подтверждала слова молодого парня.
— Что там? — спросил генерал.
— Сказано передать Вам лично, товарищ генерал.
— Тащи сюда, — приказал Свиридов. — Свободен.
Лейтенант поспешно вышел из кабинета генерала. Посылка оказалась увесистой, не давая составить представление о своем содержимом. Вскрыв коробку, он увидел лежащую сверху записку.
«Ты готов жертвовать своими людьми ради орла?» — гласило письмо, внутри которого оказался небольшой пакетик с каштановыми волосами. Подписи не было, но Свиридов прекрасно знал от кого посылка. Записка лежала прямо на голове белого медведя. Доставая её, за головой последовала шкура самого зверя. Ужас пробежал по спине генерала, но он не подал виду. Он просидел так больше часа, сжимая в руках шкуру Хьюго Беннета и локон с головы Виктории Хард, которых в действительности звали Александр Бойтов и Юлия Зорина. Они выполнили задание, орел теперь в России, но преследование не дало им вернуться вместе с фигуркой. Это его вина, генерал это прекрасно понимал, чем заставлял свою совесть все тщательнее грызть свою душу. Его вина… Только его…